Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Стихи

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Стихи

    Вот, решил открыть такую темку. Надеюсь кому - то будет интересно.
    Здесь предлагается выкладывать те плоды стихосложения, которые особо понравились. Я стихи люблю, надеюсь здесь я в этом не одинок.
    Последний раз редактировалось Citius; 19.10.2007, 12:18. Причина: Стихотворное творчество, блин.

  • #2
    И. Эренбург.
    ВЕРНОСТЬ

    Жизнь широка и пестра.
    Вера - очки и шоры,
    Вера двигает горы,
    Я - человек, не гора.
    Вера мне не сестра.
    Видел я камень серый,
    Стертый трепетом губ.
    Мертвого будит вера.
    Я - человек, не труп.
    Видел, как люди слепли,
    Видел, как жили в пекле,
    Видел - билась земля.
    Видел я небо в пепле.
    Вере не верю я.
    Скверно? Скажи, что скверно.
    Верно? Скажи, что верно.
    Не похвальбе, не мольбе,
    Верю тебе лишь, Верность,
    Веку, людям, судьбе.
    Если терпеть без сказки,
    Спросят - прямо ответь,
    Если к столбу, без повязки,-
    Верность умеет смотреть.
    1958

    Комментарий


    • #3
      Ну вот мне вчера капитально вынесло мозгн вот это стихотворение:

      …сущий на небесех пригляди за ним гордым горячим яростным молодым пусть на земле он будет счастливей всех самых счастливых сущий на небесех сущий на небесех расскажи ему как эта жизнь прекрасна и почему скоро весна и в небо уходит стынь ныне и присно во веки веков аминь…

      каперайт
      Запомни, без тебя здесь ни хрена не получится!

      Комментарий


      • #4
        Яна-Мария Курмангалина. Интересно. Какая - то мутная переделка "Отче наш".

        Комментарий


        • #5
          Друг мой, друг мой,
          Я очень и очень болен.
          Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
          То ли ветер свистит
          Над пустым и безлюдным полем,
          То ль, как рощу в сентябрь,
          Осыпает мозги алкоголь.

          Голова моя машет ушами,
          Как крыльями птица.
          Ей на шее ноги
          Маячить больше невмочь.
          Черный человек,
          Черный, черный,
          Черный человек
          На кровать ко мне садится,
          Черный человек
          Спать не дает мне всю ночь.

          Черный человек
          Водит пальцем по мерзкой книге
          И, гнусавя надо мной
          Как над усопшим монах,
          Читает мне жизнь
          Какого-то прохвоста и забулдыги,
          Нагоняя на душу тоску и страх.
          Черный человек,
          Черный, черный!

          "Слушай, слушай, -
          Бормочет он мне, -
          В книге много прекраснейших
          Мыслей и планов.
          Этот человек
          Проживал в стране
          Самых отвратительных
          Громил и шарлатанов.

          В декабре в той стране
          Снег до дьявола чист,
          И метели заводят
          Веселые прялки.
          Был человек тот авантюрист,
          Но самой высокой
          И лучшей марки.

          Был он изящен,
          К тому ж поэт,
          Хоть с небольшой,
          Но ухватистой силою,
          И какую-то женщину,
          Сорока с лишним лет,
          Называл скверной девочкой
          И своею милою".

          "Счастье, - говорил он
          Есть ловкость ума и рук.
          Все неловкие души
          За несчастных всегда известны.
          Это ничего,
          Что много мук
          Приносят изломанные
          И лживые жесты.

          В грозы, в бури,
          В житейскую стынь,
          При тяжелых утратах
          И когда тебе грустно,
          Казаться улыбчивым и простым -
          Самое высшее в мире искусство".

          Комментарий


          • #6
            "Черный человек!
            Ты не смеешь этого!
            Ты ведь не на службе
            Живешь водолазовой.
            Что мне до жизни
            Скандального поэта.
            Пожалуйста, другим
            Читай и рассказывай".

            Черный человек
            Глядит на меня в упор.
            И глаза покрываются
            Голубой блевотой, -
            Словно хочеть сказать мне,
            Что я жулик и вор,
            Так бесстыдно и нагло
            Обокравший кого-то.

            Друг мой, друг мой,
            Я очень и очень болен.
            Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
            То ли ветер свистит
            Над пустым и безлюдным полем,
            То ль, как рощу в сентябрь,
            Осыпает мозги алкоголь.

            Ночь морозная.
            Тих покой перекрестка.
            Я один у окошка,
            Ни гостя, ни друга не жду.
            Вся равнина покрыта
            Сыпучей и мягкой известкой,
            И деревья, как всадники,
            Съехались в нашем саду.

            Где-то плачет
            Ночная зловещая птица.
            Деревянные всадники
            Сеют копытливый стук.
            Вот опять этот черный
            На кресло мое садится,
            Приподняв свой цилиндр
            И откинув небрежно сюртук.

            "Слушай, слушай! -
            Хрипит он, смотря мне в лицо,
            Сам все ближе
            И ближе клонится, -
            Я не видел, чтоб кто-нибудь
            Из подлецов
            Так ненужно и глупо
            Страдал бессоницей.

            Ах, положим ошибся!
            Ведь нынче луна.
            Что же нужно еще
            Напоенному дремой мирику?
            Может, с толстыми ляжками
            Тайно придет "она"
            И ты будешь читать
            Свою дохлую томную лирику?

            Ах, люблю я поэтов!
            Забавный народ.
            В них всегда нахожу я
            Историю, сердцу знакомую, -
            Как прыщавой курсистке
            Длинноволосы урод
            Говорит о мирах,
            Половой истекая остомою.

            Не знаю, не помню,
            В одном селе,
            Может, в Калуге,
            А может, в Рязани,
            Жил мальчик
            В простой крестьянской семье,
            Желтоволосый,
            С голубыми глазами...

            И вот стал он взрослым,
            К тому ж поэт,
            Хоть с небольшой,
            Но ухватистой силою,

            И какую-то женщину,
            Сорока с лишним лет,
            Называл скверной девочкой
            И своею милою".

            "Черный человек!
            Ты, прескверный гость.
            Эта слава давно
            Про тебя разносится".
            Я взбешен, разьярен,
            И летит моя трость
            Прямо к морде его,
            В переносицу...

            ...Месяц умер,
            Синеет в окошко рассвет.
            Ах ты, ночь!
            Что ты, ночь, наковеркала?
            Я в цилиндре стою.
            Никого со мной нет.
            Я один...
            И разбитое зеркало...

            Комментарий


            • #7
              С. Есенин.
              Поэма "Черный человек"

              Комментарий


              • #8
                Черный человек - да, это фейерверк просто.
                Запомни, без тебя здесь ни хрена не получится!

                Комментарий


                • #9
                  Ага. Вообще люблю Есенина. Есть у него стиль. А ЧЧ - это вообще, имхо, лучшее что он сделал.

                  Комментарий


                  • #10
                    А. Блок

                    Превратила всё в шутку сначала,
                    Поняла - принялась укорять,
                    Головою красивой качала,
                    Стала слезы платком вытирать.


                    И, зубами дразня, хохотала,
                    Неожиданно всё позабыв.
                    Вдруг припомнила всё - зарыдала,
                    Десять шпилек на стол уронив.

                    Подурнела, пошла, обернулась,
                    Воротилась, чего-то ждала,
                    Проклинала, спиной повернулась,
                    И, должно быть, навеки ушла...

                    Что ж, пора приниматься за дело,
                    За старинное дело свое.
                    Неужели и жизнь отшумела,
                    Отшумела, как платье твое?

                    Комментарий


                    • #11
                      Н. Гумилев.

                      Волшебная скрипка

                      Валерию Брюсову

                      Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
                      Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
                      Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
                      Что такое темный ужас начинателя игры!

                      Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
                      У того исчез навеки безмятежный свет очей,
                      Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
                      Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

                      Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
                      Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
                      И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
                      И когда пылает запад и когда горит восток.

                      Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
                      И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, —
                      Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи
                      В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

                      Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело,
                      В очи, глянет запоздалый, но властительный испуг.
                      И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
                      И невеста зарыдает, и задумается друг.

                      Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
                      Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча.
                      На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
                      И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

                      Комментарий


                      • #12
                        И. Эренбург.

                        *****
                        Сочится зной сквозь крохотные ставни.
                        В беленой комнате темно и душно.
                        В ослушников кидали прежде камни,
                        Теперь и камни стали равнодушны.
                        Теперь и камни ничего не помнят,
                        Как их ломали, били и тесали,
                        Как на заброшенной каменоломне
                        Проклятый полдень жаден и печален.
                        Страшнее смерти это равнодушье.
                        Умрет один - идут, назад не взглянут.
                        Их одиночество глушит и душит,
                        И каждый той же суетой обманут.
                        Быть может, ты, ожесточась, отчаясь,
                        Вдруг остановишься, чтоб осмотреться,
                        И на минуту ягода лесная
                        Тебя обрадует. Так встанет детство:
                        Обломки мира, облаков обрывки,
                        Кукушка с глупыми ее годами,
                        И мокрый мох, и земляники привкус,
                        Знакомый, но нечаянный, как память.

                        Комментарий


                        • #13
                          * * *
                          Морили прежде в розницу,
                          Но развивались знания.
                          Мы, может, очень поздние,
                          А, может, слишком ранние.

                          Сидел писец в Освенциме,
                          Считал не хуже робота -
                          От матерей с младенцами
                          Волос на сколько добыто.

                          Уж сожжены все родичи,
                          Канаты все проверены,
                          И вдруг пустая лодочка
                          Оторвалась от берега,
                          Без виз, да и без физики,
                          Пренебрегая воздухом,
                          Она к тому приблизилась,
                          Что называла звездами.

                          Когда была искомая
                          И был искомый около,
                          Когда еще весомая
                          Ему дарила локоны.
                          Одна звезда мне нравится.
                          Давно такое видано,
                          Она и не красавица,
                          Но очень безобидная.

                          Там не снует история,
                          Там мысль еще не роздана,
                          И видят инфузории
                          То, что зовем мы звездами.

                          Лети, моя любимая!
                          Так вот оно, бессмертие,-
                          Не высчитать, не вымолвить,
                          Само собою вертится.

                          Комментарий


                          • #14
                            * * *
                            Наши внуки будут удивляться,
                            Перелистывая страницы учебника:
                            "Четырнадцатый... семнадцатый... девятнадцатый...
                            Как они жили!.. Бедные!.. Бедные!.."
                            Дети нового века прочтут про битвы,
                            Заучат имена вождей и ораторов,
                            Цифры убитых
                            И даты.
                            Они не узнают, как сладко пахли на поле брани розы,
                            Как меж голосами пушек стрекотали звонко стрижи,
                            Как была прекрасна в те годы
                            Жизнь

                            Никогда, никогда солнце так ярко не смеялось,
                            Как над городом разгромленным,
                            Когда люди, выползая из подвалов,
                            Дивились: есть еще солнце!..
                            Гремели речи мятежные,
                            Умирали ярые рати,
                            Но солдаты узнали, как могут пахнуть подснежники
                            За час до атаки.

                            Вели поутру, расстреливали,
                            Но только они узнали, что значит апрельское утро.
                            В косых лучах купола горели,
                            А ветер молил: обожди! минуту! еще минуту!
                            Целуя, не могли оторваться от грустных губ,
                            Не разжимали крепко сцепленных рук,
                            Любили - умру! умру!
                            Любили - гори, огонек, на ветру!
                            Любили - о, где же ты! где?
                            Любили - как могут любить только здесь, на мятежной
                            и нежной звезде.

                            В те годы не было садов с золотыми плодами,
                            Но только мгновенный цвет, один обреченный май!
                            В те годы не было "до свиданья",
                            Но только звонкое, короткое "прощай".
                            Читайте о нас - дивитесь!
                            Вы не жили с нами - грустите!

                            Гости земли, мы пришли на один только вечер.
                            Мы любили, крушили, мы жили в наш смертный час,
                            Но над нами стояли звезды вечные,
                            И под ними зачали мы вас.
                            В ваших очах горит еще наша тоска.
                            В ваших речах звенят еще наши мятежи.
                            Мы далеко расплескали в ночь и в века, в века
                            Нашу угасшую жизнь.

                            Комментарий


                            • #15
                              ВОЗМЕЗДИЕ

                              Она лежала у моста. Хотели немцы
                              Ее унизить. Но была та нагота,
                              Как древней статуи простое совершенство,
                              Как целомудренной природы красота.
                              Ее прикрыли, понесли. И мостик шаткий
                              Как будто трепетал под ношей дорогой.
                              Бойцы остановились, молча сняли шапки,
                              И каждый понимал, что он теперь - другой.
                              На Запад шел судья. Была зима как милость,
                              Снега в огне и ненависти немота.
                              Судьба Германии в тот мутный день решилась
                              Над мертвой девушкой, у шаткого моста.

                              Комментарий

                              Обработка...
                              X